aif.ru counter
79

Начальник детского приемника–распределителя о детских судьбах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Кыргызстан 37 12/09/2018
Екатерина Пантелеева / aif.kg

Наверное, каждый из нас помнит строки из песни «Я начал жизнь в трущобах городских…». Сердце сжималось, правда? А сжимается ли оно тогда, когда на улице подходит ребенок и просит денег на сэндвич? Когда, гуляя по рынкам и ТЦ, мы видим детей, несущих огромные тюки или сидящих на ступенях и считающих монеты? Задумываемся ли мы о том, что привело маленького человека со взрослым взглядом на улицу и как сложится его дальнейшая судьба?

Маленькие взрослые

В редких случаях мы спешим поучаствовать в судьбах этих детей, но корреспонденту «АиФ» удалось поговорить с тем человеком, который работает с беглецами и беглянками ежедневно – полковник милиции, начальник Центра по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, или, как называют заведение чаще, детского приемника – распределителя рассказал, какие причины заставляют детей скитаться и чего так не хватает родителям, которые бесконечно жалуются на «неуправляемых» ребят. На улицу Щербакова, где расположился Центр, ежегодно привозят более 1, 5 тысяч детей, из которых 30 процентов – девочки. Здесь бывали не только воспитанники детских домов и интернатов, самовольно покинувшие казенные стены, но и сотни ребят, которым жизнь на улице показалась намного спокойнее, чем в родном доме. За зеленые ворота попадали и «потеряшки», и без вести пропавшие, и те подростки, что ночуют в интернет – клубах.

«У каждого ребенка свои судьба и история» - пояснил Азамат Абдрахманов.

Стоит отметить, что попадая в Центр, дети оказываются в условиях, которые многие из них видели лишь на картинках: аккуратные клумбы, дорожные знаки и небольшие светофоры, которые на территории установили, чтобы наглядно продемонстрировать ПДД, качели и 4 – х – разовое питание, пианино, библиотека, аквариумы с рыбками, уютные комнаты и даже кролики, которых начальник привез, чтобы порадовать подопечных. «Зоотерапия, так сказать!» - улыбаясь рассказал он, отметив, что причины, по которым ребята попадают в Центр, могут быть самыми разными.

- Дети у нас не только из семей неблагополучных. Бывает, что ребенок ушел из дома и заблудился. Был случай, когда семья приехала на автовокзал за вещами и девочку потеряли. Все потерянные дети доставляются сюда. Мы их кормим, находим родителей и возвращаем в семьи. Есть и без вести пропавшие. За 8 месяцев уже 7 таких детей установили. Беседуешь с ними, спрашиваешь, знают ли, что родители ищут. Некоторые знают, объявления видели, а домой не идут, потому что компьютер не покупают… С детдомов многие убегают. Спрашивал почему, но ответа внятного нет - у них синдром бродяжничества и заработка выработался. Проблема миграции стоит остро, родители уезжают на заработки, дети остаются у бабушек и дедушек, которых совсем не слушают. Во многих случаях есть интернет- зависимость. Мы часто проводим рейды, выявляем детей в интернет - клубах, которые там почти живут, домой возвращаем.

- Владельцы интернет – клубов несут ответственность, если запускают детей в вечернее и ночное время?

- Юридически – да. А по факту говорят, что подросток выглядит, как взрослый парень, что его не заметили, что паспорт не показывают, мол определить нельзя. А условия в этих клубах? И туалеты, и колу с гамбургерами продают… Знаем все клубы, пишем представления, но они на входе вывешивают объявления, что после 23.00 несовершеннолетним без сопровождения родителей запрещено. Во время рейдов от 30 до 40 детей в клубах выявляем.

- Развито ли сотрудничество с гражданским сектором?

- Очень. Мы сотрудничаем с фондами и НПО, которые приезжают, работают с детьми, акции проводят, семинары. Есть организации, которые помогают нуждающимся детям- привозят вещи, определяют в интернаты или общежития, с работой помочь могут. Некоторым детям негде жить, многие с регионов приезжают. Был мальчик с Иссык – Кульской области, в раннем возрасте родители развелись, мать умерла, родственников нету… Они жили на квартире. Парень 14 лет приехал в город на заработки, его доставили к нам, передали в реабилитационный центр. Он даже 9 классов не закончил. Бывает, что семьи переезжают, работают на Дордое, а дети в школе не учатся… Стараемся вернуть их в общеобразовательные учреждения.

- На Дордое работают родители, но есть ведь и дети, которые трудятся на рынках, свалках…

- Да, такие случаи есть. Тогда мы пишем материал в КДД – комиссию по делам детей о наложении штрафа на родителей по ненадлежащему воспитанию детей, если же воспитанием совсем не занимаются, направляем материал на лишение родительских прав через КДД. Нередко после этих процедур семьи переезжают, убегают попросту. Такой круговорот получается. Отследить довольно сложно, паспортного режима - то нет.

- Сейчас подростки довольно продвинутые, знают о своих правах. Как дети реагируют, когда к ним подходят ваши сотрудники?

- Наши работники постоянно тренинги и семинары проходят, знают, как найти подход к ребенку, я их учу быть дружелюбными. Хоть мы и в форме, нас не боятся. Естественно, мы объясняем причины, те дети, что уже были у нас, привыкли - здороваются, улыбаются. Есть и те, которые начинают спрашивать, на каком основании… Разъясняем, что есть административный кодекс, законы, требования. Некоторые ребята удивляются, но больше тех, кто относится нормально. Объяснять, впрочем, и родителям приходится: летом, к примеру, мы проводили рейды на водоемах – несовершеннолетних, что купались в БЧК и озерах, где проигнорированные таблички о запрете стоят, забирали к нам. Сколько смертей ведь было! После таких мероприятий родительская реакция была разной: кто -  то благодарил, а иные возмущались – мол, с работы на такси ехать пришлось, и дети имеют право плавать там, где хотят…

- У вас больше тех, кого привозят на постоянной основе?

- Повторники есть, но они в основном из детских домов. Есть мальчики, которые по 3 – 4 раза убегают. Из семей повторники почти не встречаются. 

- Что насчет вредных привычек? На заборах пишут, где спайс достать, в мессенджерах почти в открытую наркотиками торгуют…

- До спайсов наши дети еще не «доросли». Есть токсикоманы - беспризорные нередко клей нюхают. Мы их отвозим в наркологический диспансер, но эффекта мало. Зависимость быстро развивается, ребенок деградирует и в течение года погибает. Смерть страшная… Это хуже наркотиков. Многие насвай употребляют, почти 80 процентов курят. Когда их к нам доставляют, пачки сигаретные в цветы выкидывают – избавляются от улик.

- Азамат Амангелдиевич, у вас сотрудники ходят в форме. В некоторых странах от такой практики отказались, чтобы психику детей не травмировать. Были ли в нашей стране попытки позаимствовать зарубежный опыт?

- В международной практике такие центры относятся к Министерству социального развития, и у нас аналогичный центр существовал, но во время переходного периода в 90 – х годах там дети воспитателя ночью убили. После этого случая Министерство отказалось, ссылаясь на то, что дети улиц, правонарушители их слушать не будут. У нас есть и гражданские сотрудники, получается 50 процентов ходят не в форме. Но вид милиционера детей дисциплинирует, ведь для многих из них взрослые – не авторитет.

- Сложно ли найти общий язык с подростками?

- Нелегко, многие из них жизнью побиты, ведь не каждый взрослый выдержит жизни на улице – без денег, без крыши над головой, а это – дети. Некоторые из них даже сахара с солью не видели, думали, что чай сам по себе сладкий, в детских домах так подают…

- В детских домах детей самостоятельности, как таковой, не учат… Нужно ли менять эту систему?

- Конечно. В 16 лет воспитанники выходят за ворота и не могут элементарных вещей – яичницу приготовить, постирать, чай заварить… А ведь эти навыки необходимы!

Родом из семьи

- Отслеживается ли как – то дальнейшая судьба детей, вышедших за пределы Центра?

- Мы заводим у себя учетное дело, по месту жительства отправляем информацию, оттуда приходят ответы – устроен в школу, в детдом, проживает в семье, поставлен на учет… В случаях с семейными, инспектора по делам несовершеннолетних ставят «на карандаш» и проводят профилактические работы. Если в течение года все хорошо, ребенок учится, то с учета его снимают.

- В России милиция пытается бороться с так называемым «АУЕ» - криминальным движением, которое и у детей популярно. Есть ли у нас подобные субкультуры?

- Группировок у нас нет. Только по территориальному признаку делятся – по школам, районам… Дети себя так проявить пытаются, авторитет зарабатывают, устраивая стычки меж жилмассивами и образовательными учреждениями.

- Азамат Амангелдиевич, а что говорит статистика? Есть ли тенденция к уменьшению или увеличению беспризорных, трудных детей и подростков?

- Одни уходят, другие приходят… Статистика на месте стоит.

- Где та тонкая грань между подростковым бунтом и дорогой, которая к хорошему не приведет?

- Это целый курс жизни. Коротко и ясно ответить невозможно. Мы не умеем воспитывать детей. В советские годы было много институтов, пионерские лагеря, улица. Сейчас даже она не воспитывает. Помните, какие фильмы патриотические были, а сейчас на чем растут? Родители должны вкладывать в ребенка, это самый надежный капитал. А у нас, напротив, нередки случаи, когда летом дети слышат: «Тебе уже 14, иди работай, дылда, твои сверстники трудятся!» -вот наше воспитание. Мы не общаемся с детьми. Почему они уходят в виртуальную жизнь и к другим сверстникам? Чтобы пообщаться, излить душу, а у нас ведь времени нету на это, мы на работе устаем… Обнимаем ли мы своих детей? В 8 – 10 лет они уже шарахаться начинают, говорят, чтобы их не позорили, в школу просят не приходить, а это наше воспитание! Дети всегда воспринимают наглядный пример, а не слова. Мы говорим им о ПДД, а сами дергаем за руку и бежим на мигающий зеленый. А кто родителей правилам воспитания учит? В интернете можно прочитать, как мама грудью новорожденного удавила – ей просто не рассказали, как правильно кормить…

- Ввести уроки в школах?

- Вы видели, что сейчас в школах творится? Дети хамят учителям, вместо патриотизма, там показ мод – у кого одежда круче, телефон… Замечание сделаешь – огрызаются, а раньше посторонние бабушки ругали, и мы слушались! Системный подход нужен. Есть волонтеры, которые возят в ИВС, показывают наглядно условия, рассказывают, что можно, а что нет. Но это компанейщина, которая всех не охватит. Была бы система, может, поменялось бы что – нибудь, - вздыхает собеседник.

- И все это поведение, действительно, идет из семьи… Азамат Амангелдиевич, а были ли дети, которые запомнились вам больше всего?

- Да. Как – то женщина привезла ребенка в столицу, заняла денег у соседей, чтобы одеть его в школу – мальчик должен был пойти в первый класс. Приехали они на Дордой, а мать пропила все деньги. Ее привлекли к административной ответственности, ребенка на время к нам привезли. Мы собрали деньги, купили ему одежду, нижнее белье, принадлежности, сумку, вызвали родственников и передали им ребенка. Очень хорошо запомнилась та ситуация – самый близкий человек - мать и вот так... За душу задело. Второй случай – мальчик 16 лет, родители у него погибли, был никому не нужен, батрачил у разных людей, которые его просто затюкали – ни образования, ни паспорта. Парнишка ничего в жизни не видел хорошего – сам из села, не пил, не курил, но глаза потухшие, смысла в жизни не видел. Мы побеседовали с ним, ребенок открылся. Предложил его устроить в хороший интернат, где можно получить образование – главное, чтобы не убегал. После получения образования, получения паспорта, будет возможность выжить, устроиться на работу, со временем начать зарабатывать. У него глаза такие были, как будто если бы страшный диагноз врача не подтвердился. 

Человеку жить захотелось!

Беседа «по существу», тем временем, подходила к концу, а в комнате, где с ребятами занимается педагог по труду, сидели трое мальчиков, которых привезли прошлой ночью. Три парнишки с увлечением слушали девушку, которая учила тех азам английского, при виде посетителей смутились. Один из них, комментируя пребывание в приемнике – распределителе, ответил, что «попался» за компьютеры. Родители есть, в школу ходит, но дела в социальных сетях заставили подростка выйти из дома ночью. Хорошо, что сотрудники Центра «делового» привели за зеленые ворота - район, из которого мальчик вышел на ночной променад, спокойствием не славится…

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых