aif.ru counter
11.07.2019 17:10
178

Политика – дело тонкое: Какие силы могут повлиять на власть в Кыргызстане?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Кыргызстан 10/07/2019
Владимир Банников / aif.kg

Простые кыргызстанцы, наблюдая за происходящим, молятся, чтобы страшные события 2005 и 2010 годов не повторились, а для иных сил напряжённая ситуация в стране – благодатное поле для исполнения собственных интересов.

Спор двух дипломатов

На фоне противостояния заклятых друзей – Алмазбека Атамбаева и Сооронбая Жээнбекова, двумя неделями ранее страна обсуждала открытое письмо к послу Турции Женгизу Камилю Фырату,

подписанное именем Аскара Айтматова. В нём сын известного писателя требовал у дипломата извинений за обвинения в связи с ФЕТО – структурой, признанной официальной Турцией террористической. В письме Айтматов предположил, что обвинения посла основаны на том, что дочь автора обучается в образовательном учреждении системы «Сапат» (ранее – «Себат»), которую Турция считает оплотом распространения идей Фетхуллаха Гюлена. Обращение Айтматова было растиражировано СМИ, спустя два дня посольство Турции опубликовало ответ, в котором письмо к послу назвали «крайне несущественным и безуровневым», кроме того, диппредставительство в очередной раз подчеркнуло, что структура ФЕТО - террористическая организация.

«Считаем неприемлемым поддерживать сотрудничество с одной стороны с ФЕТО, и с другой стороны - с Турцией. Необходимо сделать конкретный выбор. Аскар Айтматов чётко сделал свой выбор, поясняя нам то, что будет продолжать сотрудничество с ФЕТО, которых он назвал «наши дети», и поддерживать их. По этой причине, извлечение выгоды данного человека от Турции было прекращено». В посольстве напомнили, что школы «Сапат» были основаны гюленовцами и до сих пор работают под их управлением.

Вопрос организации ФЕТО, основателем которой считают Фетхуллаха Гюлена, за последние месяцы был поднят не раз. Весной этого года посол Турции покинул ифтар, организованный Духовным управлением мусульман КР. Причиной стало то, что в ресторан был приглашён Орхан Инанды – экс-руководитель «Сапата». Посол выразил крайнее недовольство и подчеркнул, что не намерен садиться за стол с «террористом».

Решить «проблему» функционирования образовательных учреждений «Сапат» на территории КР неоднократно пыталась официальная Турция, однако предложенная ею альтернатива правительство КР не устроила.

 Стоит беспокоиться?

Последние события, по словам экспертов, могут пошатнуть дружеские отношения двух стран, но так ли опасна образовательная структура «Сапат», как описывает её Турция? Что на самом деле представляет собой движение ФЕТО и имеет ли оно влияние на Кыргызстан? Могут ли гюленовцы воспользоваться сложившейся политической ситуацией и устроить переворот в стране по сценарию Турции? Эти вопросы корреспондент «АиФ–Кыргызстан» задал политологу Марсу Сариеву.

– Марс Осмонкулович, движение Гюлена в последнее время на слуху, однако не все понимают, что оно из себя представляет. Как бы это явление охарактеризовали вы?

– Гюленовцы – это очень мощная программа, которая разрабатывалась, как мне кажется, в недрах Rand Corporation (американская некоммерческая организация, которая выполняет функции стратегического исследовательского центра, работающего по заказам правительства США, их вооружённых сил и связанных с ними организаций, - Авт.), так как гюленовцы работают с подрастающим поколением. Программа эта рассчитана на десятилетия, задачей гюленовского движения был постепенный приход через сетевую структуру к власти в Турции, а также в тюркских республиках Средней и Центральной Азии. Попытка переворота в Турции, которую официальные власти во главе с Эрдоганом смогли понять и разоблачить – это горизонтальная сетевая структура, которая пробралась в верховную власть страны, так как свои люди у них были и в Министерстве обороны, и в силовых структурах, и в прокуратуре… Везде. Это очень опасно: концептуальное управление через последователей Гюлена оказалось бы на Западе – в частности, возможно, в аналитической структуре США Rand Corporation. К гюленовцам придраться очень трудно. Они ничего не взрывают, но работают с социальными технологиями. Попытка переворота показала, что это очень серьёзная структура, которая была почти в шаге от власти в Турции.

– Выходит, что Америка использовала гюленовцев преследуя цель свергнуть действующую власть?

– Это должно было произойти естественным образом, потому что гюленовцы проникли во все структуры, во все ветви, во все уровни власти Турции. Тем более, что Эрдоган с Гюленом вместе поднимались, фактически он был его учителем. Но я думаю, что турецкие аналитические центры, турецкие государственники поняли, что Турция может полностью потерять власть, что концептуальное управление перейдёт к США, так как Гюлен выращен именно на продуктах западной политтехнологической мысли.

– Весной этого года в Бишкеке произошёл неприятный инцидент на ифтаре с участием посла Турции…

– Скандал на ифтаре – это невежество со стороны муфтията. Они исходили из постулата о том, что перед Аллахом все равны, но здесь есть политический аспект. Посадить посла рядом с руководством «Сапата» - большая ошибка. Я сам бывший дипломат, и знаю, что для посла это было бы последним делом. Стоило ему на ифтаре посидеть с ними, то на следующий день дипломата бы отозвали с отставкой: и Турция и Эрдоган восприняли бы это как политический жест. Возможно, на родине дипломата посадили бы, как пособника террористической организации. Поэтому посол публично открестился и постарался сделать так, чтобы кадры попали в СМИ. МИД Турции посла поддержало, позиция нашего дипведомства также была верной, однако инцидент сильно роняет действующую власть во главе с Жээнбековым в глазах Турции. Возникают определённые недоговорённости, напряжение. Турецкая сторона будет и дальше настаивать на ликвидации гюленовской структуры «Сапат» с заменой на прогосударственную систему «Маариф».

– Действительно ли гюленовцами оказывается какое-то влияние на Кыргызстан?

– Через «Сапат» они вырастили слой элиты, которая работает в разных структурах. Это и есть влияние. Если бы Гюлен сейчас не был в изгнании, если бы ему удалось прийти к власти в Турции, то во всех тюркских республиках, где функционирует «Сапат», эта сеть (гюленовцев) уже бы работала. За 20 лет их кадры пришли бы к власти естественным образом. Понятно, что в «Сапат», в «Ала-Тоо» учатся дети политической элиты нашей страны, ведь в КР качественное образование дают только они.

– Не так давно в российских СМИ появилась информация, что ряд учителей, работавших в «Сапате», были агентами ЦРУ.

– Нельзя этого исключать. Есть организация «Корпус мира», когда волонтёры приезжают в разные регионы. И если их сто человек, то один или два - это агенты ЦРУ. Они специфику местную изучают изнутри, язык и т.д. Поэтому я не исключаю, что среди преподавателей – гюленовцев были кадровые разведчики. Это вполне закономерно.

– Первый свой визит Сооронбай Жээнбеков совершил в Турцию, где в очередной раз обсудили вопросы закрытия гюленовских образовательных структур. Как вы думаете, почему не могут закрыть эти учреждения?

– Потому что это вызовет дестабилизацию, так как дети нашей политической элиты учатся там. Уже выросло поколение, которое работает в разных госструктурах, в том числе в правительстве, спецслужбах, силовых ведомствах… Жээнбеков вынужден считаться с реалиями, он не хочет на фоне Эрдогана заработать очень сильную, мобильную, умную оппозицию. Турецкая власть понимает, что эта проблема глубокая, последние конфликтные ситуации они попытаются замять. Закрыть учреждения быстро, как это произошло в Таджикистане, в Туркмении, у нас не получится.  У нас есть гражданское общество, в котором большую роль играют и гюленовские кадры.

– Была информация о том, что отчёты США давал и Сапар Исаков. Что вы думаете по этому поводу? Он был завербован?

– В WikiLeaks произошла утечка. Но я думаю, что все большие политические лидеры ходили в посольство США, в посольство России за консультацией – это обычная практика. Но у Сапара Исакова, видимо, с послом были более тесные отношения.

– Говорят, что он отчитывался перед послом США, и что он – гюленист…

- Во всяком случае, это возможно – он учился в Оше. Я не знаю, надо проверить, привести факты, является ли он гюленистом.

Далеко, но рядом

– В скором времени Кыргызстан ожидают парламентские выборы. Может ли гюленовское движение повлиять на них?

– Конечно. У них есть братство, устойчивая сеть и очень важный момент: имеется совершенно автономная гигантская финансовая база. Сейчас, когда идёт политборьба между экс-президентом и действующим президентом, когда они друг друга ослабляют, гюленовская структура сидит в спящем, наблюдательном режиме, но не исключено, что она может войти в смычку с другими исламскими группами, как временные попутчики. Они могут покупать политиков, потому что у нас партии - это коммерческие структуры, бизнес-проекты. Пока нет ни одного факта шпионской деятельности гюленистов, но может наступит час, когда они могут оказаться у власти.

– Коррупция и хаос в этом помогут?

– При коррупции у каждого политика есть своя цена. Гюленисты, зная об этом, могут их покупать. У нас нет идеологии, нет нравственных критериев, нет государственного видения, и партии борются за ресурсы, за то, чтобы прийти к власти, ведь политика — это наиболее прибыльный бизнес. Может быть так, что любая партия пойдёт на сделку с гюленовцами. Это очень опасно, потому что мы можем проснуться в другом государстве, где нами будут управлять западные аналитические центры. Действующая власть может этого не осознавать, ведь это - новые технологии. К тому же, Кыргызстан – оазис для гюленовцев, сюда подтягивают представителей структуры из других стран, где им уже некомфортно.  Уже у «козырных тузов» есть кыргызские паспорта…

Напомним, что на некие уступки правительство КР всё-таки пошло, переименовав школы системы «Себат» в «Сапат» и перерегистрировав их. Это произошло после попытки госпереворота в Турции 2016 года. На многочисленные просьбы Анкары закрыть школы же последовал категоричный отказ.

Айбек Болотбеков

Справка: В Кыргызстане действует около 30 образовательных учреждений, входящих в сеть «Себат», в которых обучаются более 12 тысяч человек. Турецкая сторона считает, что Фетхуллах Гюлен имеет влияние на их учебный процесс. Сам проповедник ныне проживает в США, Анкара безуспешно пытается добиться его возврата в Турцию. Гюлена обвинили в попытке военного переворота, потрясшего Турцию в 2016 году. Свергнуть власть тогда не удалось, но в результате столкновений погибло 290 человек. Отметим, что Гюлен, помимо прочего – писатель. Некоторые его книги решением российских судов были запрещены и внесены в Федеральный список экстремистских материалов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых