aif.ru counter
30

Избирательная память

Владимир Банников / aif.kg

В Кыргызстане к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне предлагают реабилитировать басмачей и солдат Туркестанского легиона.

Cпорный законопроект в канун 2020 года, объявленного в странах СНГ как Год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, выдвинули на общественное обсуждение в парламенте Кыргызстана в начале октября. Каныбек Иманалиев, Жанар Акаев, Исхак Пирматов, Мирлан Жеенчороев, Абдывахап Нурбаев, Мирлан Бакиров, Жылдыз Мусабекова, Садык Шер-Нияз, Эмиль Токтошев, Джаныбек Бакчиев, Дастан Бекешев, Рыскелди Момбеков, Айнура Аскарова, Алмазбек Акматов и Алмазбек Токторов предложили реабилитировать жертв репрессий в период с 1 января 1918 по 31 декабря 1953 года на территории современного Кыргызстана. Только вот реабилитации почему-то по их задумке подвергнутся и те, кто нарушал статьи редакций Уголовного кодекса РСФСР, с инакомыслием мало связанные.

 В результате чего поправки в Закон Кыргызской Республики «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам» от 27 мая 1994 года вызывают крайнее недоумение.

Из чёрного - в белый

Итак, реабилитация, по мнению авторов законопроекта, должна распространиться на осуждённых за «контрреволюционные преступления, преступления против порядка управления, должностные, хозяйственные, имущественные преступления», а также за нарушение «правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок». Признать «не содержащими общественной опасности» и полностью не действительными предлагается и обвинения, предъявленные по нарушению 26 постановлений, указов, циркуляров и других документов. Все они связаны с установлением советской власти в регионе, борьбой с контрреволюционерами и басмаческим движением, ликвидацией кулачества как класса, спекуляцией, коллективизацией и мерами по «репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» 1937 года.

В военное время с 1941 по 1945 год оправданию подлежат поступки, которые подрывали крепкий тыл СССР во время Великой Отечественной войны. А именно -  самовольный уход рабочих и руководителей с предприятий в тылу, несоблюдение повышения трудодней и их невыработка у колхозников, уклонение от мобилизации на сельхозработы и побег оттуда. Кроме того, осуждённые за шпионаж, диверсии, вредительство, саботаж, террористические акты в военное время (и в мирное) тоже больше не будут считаться преступниками. А значит, оправданию подлежат и подготовленные немецкой разведкой «спящие», работавшие при переброске на территорию СССР. И представители Туркестанского легиона (национальное вооружённое формирование вермахта из военнопленных уроженцев Центральной Азии и граждан ряда республик СССР с мусульманским уклоном, которым при победе Гитлера обещали создание единого Большого Туркестана под протекторатом Германии, - Авт.), перешедшие на сторону фашистов и позже в качестве диверсантов внедряемые в советские войска. В послевоенное время же реабилитации подлежат понесшие уголовную ответственность за хищение государственного и общественного имущества, а также лица, подпавшие под указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1948 года «О выселении в отдалённые районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни».

Но и это не полный список тех, кто подлежит реабилитации: возможность человека обелиться прижизненно или посмертно по другим обвинениям будет решать особая Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий при Институте истории, археологии и этнологии НАН КР. Она и признает, имели нарушения ограничения советской властью прав и свобод у осужденных или нет. Состав Комиссии весьма любопытен: это пять представителей НПО, которые будут отобраны парламентом, три учёных, специализирующихся на истории советского периода и по одному представителю от института омбудсмена, органов прокуратуры, внутренних дел, национальной безопасности и госархива КР.

Благими намерениями…

В справке - обосновании говорится, что документ под обыденным названием  «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики» создан  «в целях утверждения исторической справедливости о событиях 1918-1953 годов, восстановления доброго имени граждан Кыргызстана, подвергшихся антиправовым массовым репрессиям в годы «красного террора» и сталинских репрессий, и покаяния государства перед ними, а также для более полной реализации требований Закона Кыргызской Республики «О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам» в условиях закрепляемой незыблемости открытого общества и государства в Кыргызстане». Но дело не только в заботе о справедливости. Кыргызстан просто не может отказаться от взятой на себя инициативы по открытию архивной информации, касающейся политических репрессий периода 1918-1953 годов, и совершенствованию законодательства о реабилитации репрессированных. Именно на неё и опираются авторы нового законопроекта.

И правда, Кыргызстан с конца 2017 года входит в число членов международного Партнёрства «Открытое правительство» (Open Government Partnership), и инициатива по открытию архивной информации и реформам законодательства в отношении репрессированных включена в Национальный план действий по линии «Открытого правительства». Но как-то не очень понятно, как в Кыргызстане реабилитация военных преступников или тех, кто покушался на чужое имущество в послевоенное время, может помочь реализации декларируемых принципов OGP по обеспечению прозрачности госуправления, расширению прав и возможностей граждан, борьбе с коррупцией или использовании новых технологий для усиления управления.

Фото: Фото из личного архива

Андрей Казанцев, доктор политических наук, директор Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана МГИМО: «Вопросы истории - очень сложная тема, где пересекаются политика внутренняя, международная, наука, человеческая память, национальная идентичность и многое другое. Свободный доступ к информации в архивах - это всегда полезно для науки, для потомков тех или иных людей. А вот реабилитация - вопрос куда более сложный. Вообще, институт реабилитации - это такая советская традиция. Во многих странах мира ее нет, так как она создает много ненужных проблем в настоящем (давайте посмотрим, например, какие дискуссии идут в Испании по поводу Франко и его противников, или в Чили шли по поводу Пиночёта и его противников). По сути, реабилитация означает государственное признание поступков в прошлом тех или иных людей примером для живущих сейчас или, как минимум, допустимым для людей, живущих в настоящее время. Поэтому к вопросам реабилитации надо подходить очень тщательно. Скажем, на мой взгляд, реабилитация тех людей, кто и по сегодняшним меркам, например, считается религиозным экстремистом, приведёт только к новым проблемам. Но, конечно, есть и много невинных людей. Их реабилитация будет полезна для их потомков. Поэтому надо разбираться в каждом конкретном случае».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Топ 5 читаемых