aif.ru counter
75

Ирина Карамушкина: «К пыткам прибегают слабые люди»

Владимир Банников / aif.kg
Бишкек, 11 декабря - Аиф-Кыргызстан, Екатерина Пантелеева.

Совсем скоро страна отпразднует 70-летие Всеобщей декларации прав человека. В преддверии знаменательной даты в столице проходит ряд мероприятий, а несколько дней назад Национальный Центр КР по предупреждению пыток инициировал в рамках объявленной декады ряд посещений закрытых учреждений с привлечением депутатов КР, где несмотря на гуманизацию законодательства и старания специалистов, бесчеловечное обращение по – прежнему имеет место быть.

Своими впечатлениями о прошедшем визите на круглом столе «Ситуация с правами человека на свободу от пыток в закрытых учреждениях и трудности реализации рекомендаций Наццентра КР по предупреждению пыток» поделилась депутат Ирина Карамушкина. По ее словам, человек, попавший в места лишения свободы, проходит через целую череду пыток.

«Сразу хочу отметить, когда я заходила в зал, то увидела баннер «В будущее без пыток!», и почему – то возникла ассоциация с детской песней «прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко». Хотелось бы поговорить об «узаконенных» пытках, которые имеют место быть. Сегодня нет палачей, которые были в средневековье, сегодня пытают наши же граждане, которые работают, в основном, дознавателями. Человека истязают и унижают, когда выбивают из него показания. Я не знаю, как учат следователей, возможно, там проплачивают зачеты и экзамены, и студенты, может, даже не читали конвенций, Всеобщую декларацию прав человека… Я хотела бы подчеркнуть, что к нам, депутатам, часто обращаются избиратели. Я практически постоянно обращаюсь в Совет безопасности, чтобы там следствие провели, в Генпрокуратуру… За 11 лет работы в парламенте мне не удалось сказать, что мы

добились полной победы с кем – то из заявителей. Ответы есть, следствие проводят… Вчера буквально мы посетили детскую колонию, один из мальчиков ринулся ко мне, хотел поговорить, а у них есть ящик, куда можно анонимно класть жалобы и обращения. Ящик пустой. Я уверена, что несовершеннолетнему не дадут до этого ящика дойти, даже если жалоба есть. Ребятам в колонии я говорила, что они совершили преступления, проступки и должны выдержать испытания, вернуться нормальными гражданами. А как они вернуться нормальными гражданами? Я несколько раз обращалась в Минобраз – в колонии есть школа, оставшимся учителям уже за 60, а сейчас хотят убрать руководителей 65 - летних, но если их уберут, то некому предметы вести будет. У тех учителей нет учебников новых, методичек, мебели нет… Это тоже, я считаю, пытка. Людей наказывают несколько раз: сначала закон - приговором, после, возможно, дознаватель, чтобы он признал все протоколы, ведь результат по раскрываемости сдать надо, а потом пытки приходят в камерах, колониях, ведь там свои нюансы. Пытки есть даже в самых развитых странах, и нам надо много – много над этим работать» - отметила Карамушкина, добавив, что одна из трудностей в реализации рекомендаций Наццентра – недостаток бюджета, но и здесь вопросы открытые есть.

«Как может хватать бюджета, когда в Петровке в спецшколе один ученик? Деньги с бюджета идут на учителей, охрану…. Для одного человека. Та же история с детской колонией: 16 осужденных, еще 13 в следственном изоляторе. Всего 29 ребят, на которых работает штат в 120 с лишним человек. Я понимаю, что охрана по периметру и т.д. – норма, но сегодня же есть новые формы…То же видеонаблюдение. Что в Петровке на одного человека вся спецшкола, и то он сбегает, что здесь нерациональное использование бюджета, нужно пересмотреть какие - то вещи, сделать так, чтобы в каждом районе был специализированный судья именно по ювенальной юстиции, адвокат, психотерапевт, как это делается в развитых странах. Группа риска, картотека, чтобы у судьи была полная картина того, что делалось различными органами, когда ребенок был на свободе и почему он пошел на преступление.

Я помню, глава государства как – то обращался к Генпрокуратуре с просьбой пересмотреть все уголовные дела за последние 10 лет, инвентаризацию сделать… Не знаю, насколько эта работа сейчас идет. В тюрьмах сидит сейчас 8 тысяч человек, не так много. Ко мне часто обращаются с тем, что людей подставили. И мне даже как – то сказали, что если вытащить одного, то вместо него посадят 27 человек в погонах.  Что касается пыток, то умышленное причинение вреда здоровью – слабость дознавателей» - завершила Ирина Юрьевна, отметив, что на обсуждении не хватает тех, кто пострадал от пыток, реальных историй кыргызстанцев, которым искалечили судьбу.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых