aif.ru counter
43

Спасти от гибели? Три больницы в КР переведут на самофинансирование

В Кыргызстане в очередной раз подняли вопрос о состоянии отечественной медицины. Под пристальным вниманием оказалась одна из самых сложных её составляющих – учреждения третичного уровня, в которых оказываются высокоспециализированные медицинские услуги. Три государственных больницы - Научно-исследовательский институт хирургии сердца и трансплантации органов, Национальный хирургический центр и отделение офтальмологии Нацгоспиталя предложено перевести на самофинансирование. Это значит, что помощь в них будут оказывать платно.

Всё за свой счёт?

По словам представителя управления организации медпомощи и лекарственной политики Минздрава Кубанычбека Калмаматова, сегодня разработанный документ находится на стадии межведомственного согласования.

«Будет разработана стоимость каждого заболевания. Это пилотный проект. Если он пройдёт успешно, на эту систему переведут другие организации» - пояснил специалист.

Инициатива, как отмечают эксперты, позволит больницам зарабатывать самостоятельно, параллельно решая скопившиеся проблемы. Например, закупить оборудование и вплотную заняться повышением квалификации – текущая система финансирования этого не позволяет.

Кроме того, в проекте постановления заложен другой «больной» вопрос – заработные платы врачей.

«В документе есть пункт о зарплате врачей. В среднем по республике она составляет порядка 12-13 тысяч сомов в стационарной службе. Чтобы в рамках нового проекта можно было стимулировать и предоставлять достойную зарплату, принято решение отойти от прежних норм начисления оплаты труда и разработать новые. Например, один хирург делает 20 операций, а другой – пять. При этом они получают одинаковую зарплату. Предложено пересмотреть выплаты: их размер будет зависеть от того, насколько хорошо сработал врач», - говорит начальник управления финансовой политики Минздрава Мирлан Атакулов.

С одной стороны, такая практика стимулирует докторов, с другой – может привести к нездоровой конкуренции в стенах клиник. Как отметила депутат Евгения Строкова, нередки случаи, когда медработники под крылом высшего руководства «перетягивают одеяло на себя».

«Говорят, что хирурги делают разное количество операций, а получают одинаково. Это связано не обязательно с тем, что какой-то специалист сильнее – просто он обладает привилегиями от вышестоящего руководства. Люди жалуются, что многим хирургам не дают возможности оперировать. Из-за этого они теряют квалификацию. Просто кто-то тянет одеяло на себя, отнимает возможность у других зарабатывать, поддерживать квалификацию. Второй момент: уже сегодня госбольницы существуют как частные, под руководством того или иного руководителя. Проект перехода на самофинансирование хороший, но важно его детально продумать. Главное, чтобы не пострадали незащищённые пациенты. У нас много людей с низким уровнем дохода, как бы они не остались без медицинской помощи. Врачей поддержать нужно, но сделать это прозрачно и открыто» - подчеркнула она, добавив, что есть ряд вопросов по поводу трат заработанных больницами денег: при поступлении платежей пациентов на спецсчёт, снять средства, привязанные к бюджету, будет не просто. Кроме того, к концу года счёт должен быть закрыт по нулям. Как же медучреждения будут копить на оборудование?

Возникли в процессе обсуждения и другие вопросы. Наиболее волнующий простого обывателя, далёкого от медицины, звучит просто: а хватит ли денег кыргызстанцам на лечение? Не станет ли пилотный проект серьёзным препятствием на пути к здоровью? Экс–министр здравоохранения Талантбек Батыралиев считает, что предлагаемый проект постановления нужен, но важно обеспечить гарантию медпомощи поступающим в больницы людям.

«Должны быть чётко прописаны права населения, которое нуждается в социальной защите со стороны государства- это дети, ЛОВЗ, пенсионеры, малообеспеченные граждане. Необходимо всё скрупулёзно просчитать и прописать. В тот же Национальный хирургический центр пациенты поступают в неотложном состоянии. Должны быть гарантии, что они не останутся без помощи. Предлагая перевести больницы на самофинансирование, правительство официально признаёт, что медицинские учреждения, научно-исследовательские институты своему названию по форме и содержанию не соответствуют. Уровень в Наццентре хирургии плачевный, все те, у кого есть деньги, лечатся за рубежом. Сегодня пациенты, поступающие в госклиники, фактически оплачивают своё лечение, при этом затраты получаются выше, чем в частных клиниках. Соответствует ли качество? Нет. Госучреждения не всегда могут конкурировать с частным сектором. По проекту есть много вопросов, но инициативу нужно поддержать» - резюмировал он.

О новом формате предоставления медпомощи и её доступности рассказала начальник управления бюджетного планирования Фонда обязательного медицинского страхования Гульмира Борчубаева. Она подчеркнула, что доступ к медицинским процедурам сохранится для всех кыргызстанцев.

«Мы обсуждаем льготную категорию лиц, за которую ФОМС будет оплачивать медицинские услуги. Для кого-то это будет стопроцентное возмещение, кому-то покроют половину лечения. При этом доступ будет у всех слоёв населения» - пообещала она.

Прозрачно и полезно

Не секрет, что бесплатная медицинская помощь в стране существует только номинально. На деле же, и без новых инициатив, пациенты вынуждены приобретать медикаменты самостоятельно, вносить за операции не только установленный размер сооплаты, но и «благодарить» персонал, проходить реабилитацию за свой счёт. Выходит, кардинальных изменений и ощутимого удара по карману граждане не почувствуют. А что даст самофинансирование госучреждениям? По мнению главврача кардиохирургической клиники Дамира Осмонова, больницы смогут выйти из плачевного положения, в котором пребывают 28 лет.

«Научно-исследовательские центры не соответствуют уровню. Никто не говорит о том, что их состояние 10 лет назад было хорошим. Ухудшение идёт с момента получения Независимости, значит, государственное финансирование ситуацию улучшить не смогло. При самофинансировании организации смогут улучшить техническую базу, своевременно проводить ремонт, оказывать качественные медицинские услуги. Однако есть в проекте и минусы, один из них касается зарплат врачей. Предложенная модель – зависимость от количества операций – может дать двойной эффект. С одной стороны, это стимулирует, с другой – хирург может не подпускать коллег к операционному столу. Или же давать возможность оперировать всем научным сотрудникам, которым доверяет, но под его руководством. При этом получать большую зарплату» - отметил Осмонов.

 Можно ли избежать взяток и монополии? Можно. Один из вариантов – узаконить неформальные платежи. Это суммы, которые пациенты кладут докторам «в карман».

«Неформальные платежи надо легализовать. Государство получит налоги, клиники- развитие. Как мы будем покупать оборудование, делать ремонт, если у нас 10 миллионов – долг перед государством? Есть базовая ставка на пролеченный случай. В этом году она составляет 5 тысяч 100 сомов за каждого больного. За каждый диагноз и операцию идёт доплата, в среднем получается около 8 тысяч. Этих денег не хватает на закуп лекарств, зарплаты, коммунальные услуги. Как выживет хирург, если он получает зарплату 12 тысяч, а у него четверо детей? Откуда развитие? В Казахстане сделали капитальные вложения и дали свободу клиникам. Посмотрите какой там прорыв! Кардиохирургия, трансплантация, онкология… А нам за 28 лет кроме зарплаты и минимальных средств на коммунальные услуги ничего не давали. Раз в три года купят наркозный аппарат, который ещё «выбивать» нужно, и всё. Очень большая сумма приходится на неформальные выплаты. Врачи в КР получают мизер. Можно на него прожить? Нет. Это всё неформальные выплаты. Если посчитать их по всей стране, получится бюджет ФОМСа, даже больше» - отмечает замдиректора, главврач Национального хирургического центра Минздрава Талай Акматов.

Он подчеркнул, что при нынешнем положении дел ждать повышения качества и увеличения объёма медицинских услуг не приходится.

«Мы больных принимаем круглосуточно. Это расходы на воду, электроэнергию, отопление...В операционном блоке НЦХ ежедневно 20 человек дежурят. Сейчас мы перешли на оплату за пролеченный случай. Договор с ФОМСом у нас на 8 тысяч больных в год. К нам обращаются 16-17 тысяч. Из них 8-9 тысяч мы отправляем на амбулаторное лечение. Но на них ресурсы тоже затрачиваются: люди, которые дежурят, лекарства, капельницы – это всё нужно учитывать. Чтобы выйти из финансового риска мы за два года открыли отделение экстренной медицинской помощи. Обращаются люди с любыми заболеваниями. Мы оказываем первую помощь, проводим диагностику и отправляем в специализированные клиники. В этом году мы открыли отделение кратковременного пребывания пациентов: вечером человек поступает, мы за ночь его прокапали, сделали уколы. Утром лучше? Уходит домой. Нет? Оставляем либо у себя, либо отправляем в спецбольницу. Это расходы. Все требуют качества и увеличения объёма услуг. Начнём с материально-технической базы. В реанимации стоит оборудование, которое 20 лет назад мы получили по гранту. Но за столько лет круглосуточной работы оно морально и технически устарело. Пройдёт полгода, год, оно всё сломается разом, остановится экстренная хирургия, что мы будем делать? По поводу конкуренции с частниками: приезжает пациент, которому нужно сделать операцию. Он смотрит на частную клинику, где сервис, все условия, и на нас с гудящим аппаратом 20-летней давности. Он просто уйдёт в платную больницу, и правильно сделает. И как нам поступать? Если выплаты будут легализованы, и финансовые риски закроются, и развитие будет» - подытожил Акматов.

Отметим, что пока проект постановления не принят. Специалисты признали, что в нём есть ряд вопросов, которые необходимо решить. Но в целом экспертное сообщество сошлось во мнении: предложенная инициатива государству необходима, со старой системой медицина в стране останется в фазе стагнации. И это – в лучшем случае.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Топ 5 читаемых