aif.ru counter
05.10.2018 15:44
268

Почему болеть в Кыргызстане опасно не только для здоровья?

Владимир Банников / aif.kg

 «Когда я был маленьким, боялся стоматологов… Повзрослел, теперь боюсь счета за лечение». Этот анекдот в наше время, увы, звучит отнюдь не смешно: лечение банального ОРВИ может довольно ощутимо ударить по кошельку, а если человеку пришлось столкнуться с более серьезным заболеванием, то перед посещением аптечного пункта желательно запастись валерьянкой: цены на лекарства просто космические.

 «Золотые» монополисты

Совсем недавно страна переживала скандал с пациентами, получающими гемодиализ: тогда Минздрав решил закупить не привычный им препарат «Рекормон», а более дешевый аналог под названием «Пепаитин». Подобное решение позволило бы экономить 6 миллионов сомов в год, однако пациенты выразили недовольство и попросили государство не ставить на них экспериментов. Отметим, что эффективность индийского препарата в мировой практике была доказана, а поводом для многочисленных сомнений стал тот факт, что на территории КР медикамент регистрацию получил лишь в 2018 году – до недавних пор разрешенных аналогов необходимого людям с почечной недостаточностью лекарства попросту не было. Дело здесь, как говорят специалисты, вовсе не в том, что привычный препарат – лучший. Все намного прозаичней: фармкомпаниям совсем не выгодно пропускать на рынок конкурентов, ведь намного прибыльнее и «интереснее» устанавливать «космические» цены на свой препарат и считать доллары, зная, что выбора у людей, кроме как купить «золотой продукт», нет.

«Цены на лекарства, которые в КР находятся в монопольном положении, самые высокие. Недавно был скандал, связанный с гемодиализом, и мы видим, что этот препарат в открытой сети является самым дорогим в мире. Конкурентов на рынок просто не пускают. Предполагаем, что идет борьба за рынок, именно поэтому монополия и сохраняется. Это касается и других препаратов: цены на онкопрепараты просто неимоверные. Выходы из ситуации есть, их несколько. Примером может послужить опыт Молдовы, Казахстана, Украины, других стран. Только в этом году Казахстан закупил через ПРООН курс лечения от гепатита С на 10 миллиардов тенге, по 100 долларов за курс. Для сравнения: в открытой аптечной сети курс стоит 14 тысяч долларов! Страна, закупая препарат через международную организацию, сэкономила огромную сумму денег. Если мы будем регулировать стоимость лекарств и внедрять такие механизмы, то сможем сэкономить от 0,5 до 1 миллиарда сомов. Очевидно, что есть силы, которые этого не хотят - фармкомпании по своим правилам играют. Пришло время эти правила менять», -  говорит директор ассоциации «Партнерская сеть» Айбар Султангазиев.

Меж тем  времени для решения наболевшего вопроса остается не так много -  пока слово держит экспертное сообщество, но совсем скоро свое «я» могут показать пациенты, и придется решать проблему «здесь и сейчас».

Помимо поправок в законодательство, что является одним  из трех возможных вариантов решения проблемы заоблачных цен,  и вывода лекарственных препаратов из закона о госзакупках, что предлагается экспертами  вариантом номер два,  отмечается : на местный рынок – довольно небольшой по объему, зарубежные фармкомпании идут неохотно, а у местных «крыша» в госструктурах и Жогорку Кенеше имеется.

«В стране нет ни одного проведенного анализа этой ситуации. Мы говорим «какая – то фармкомпания, какой- то рынок»… У нас не было фактов до недавнего времени, а появились они только тогда, когда больные почечной недостаточностью пришли в ЖК, в комитет социальный и потребовали один препарат, при этом не зная, как будет действовать другие», - делится взглядом на происходящее  депутат Жогорку Кенеша Альфия Самигуллина. – «Известно, что процедурой гемодиализа занимаются и частные компании, которые использовали более дешевые аналоги, а частники деньги считать умеют, как умеют и качественное лечение предоставлять. Если бы тот препарат не давал эффекта, то они бы от него отказались. Значит, есть заинтересованность: когда начали «копать», то обнаружили фирму, поставляющую на рынок дорогой препарат. Миф об «оригиналах» и «подделках» часто распускается самими компаниями. Пусть оригинальные препараты продают, но по тем ценам, что в соседних странах. Если бы появились три – четыре препарата, стоимость бы упала. Но тут нельзя забывать и о другом аспекте: рынок КР маленький и зарубежные фармкомпании не побегут на него, поскольку это не выгодно. Очень часто приходит на рынок препарат, а потом, поскольку его покупательская способность очень низкая, он уходит. Остаются местные компании, а мы прекрасно знаем, что у них есть аффилированность с госслужащими, представителями ЖК… Интересы фармкомпаний -  это война, а на ней все способы хороши. Фармацевты умеют считать деньги, в отличие от министерств, ведомств и чиновников. Если сделать открытость, то с этой войной можно будет что – то решить и перевести вопрос в нормальное русло, как во всех странах».

Есть и еще одна любопытная деталь: люди, закупающие препараты для кыргызстанцев, попросту не знают их реальную стоимость. Потому, что в Минздраве есть перечень ввозных цен, но информации о цене завода – изготовителя не имеется… Выходит, во время «переправки» медикаментов можно увеличить их стоимость в десятки раз, а нуждающиеся в них люди будут вынуждены отдать последнее, чтобы спасти жизнь родственника? Вопрос прозрачности необходимо решать - например, ввести электронное чипирование, благодаря которому можно будет отследить весь путь пилюль, начиная с завода, заканчивая аптечными витринами. Подобная практика, к слову, может уберечь  кыргызстанцев и от поддельных препаратов.

Дешевле – не значит хуже

Кроме того, Министерство здравоохранения, по идее, должно проводить разъяснительную работу, поясняя гражданам, что именитые и разрекламированные лекарства зачастую имеют аналоги, стоимость которых в два, а то и в три раза дешевле. Да, монопольных препаратов это, увы, не касается, но помимо них есть и те, которыми люди пользуются намного чаще. Оригинальные препараты не всегда оказываются лучше дженериков – препаратов, производимых другими компаниями. В некоторых случаях процент  эффективности  дженериков может быть, безусловно,  ниже, но очень часто дорогие препараты показывают ту же эффективность, что и их не столь «известные» конкуренты.

Казалось бы, выход найден, но нет! Фармкомпании, помимо вытеснения конкурентов, активно рекламируют свои медикаменты, и в головах людей твердо складывается убеждение, что препарат, название которого звучит на каждом углу, самый лучший. Порой это утверждают и врачи, которые имеют процент от продаж того или иного лекарственного средства: напишут в карточке одно, а устно назовут совсем другое название, за которое уже получен гонорар  – зарплаты низкие, жить на что-то нужно. Справедливости ради, стоит отметить, что не всегда доктора наживаются на больных: в некоторых случаях пациенту действительно необходимо более дорогое лекарство – организмы разные и штаммы заболеваний тоже. Но если после визита к доктору закрались сомнения, то вполне можно их проверить, написав заявление на имя директора ЦСМ.

Защитить кошелек от переплаты за лекарства пациент может и иначе.  Сэкономить можно и в аптеке, просто спросив фармацевта о недорогих аналогах выписанного препарата: предоставлять клиенту информацию – одна из функциональных обязанностей аптечных работников... Пока же закулисная фармацевтическая борьба продолжается. Но, судя по тому, что специалисты стали намного активнее обсуждать столь важный для страны вопрос, проводя конференции, круглые столы и пресс-завтраки, положительные изменения не заставят себя ждать, тем более, что прозвучало предложение об упрощении регистрации лекарственных средств. Если все получится, то на рынке появится ряд новых препаратов, и лекарственные бизнесмены будут вынуждены так или иначе «сбить таксу».

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых