aif.ru counter
94

Кыргызстанец, открывший свой ВИЧ-статус, помогает жить с ним другим людям

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Кыргызстан 21/11/2018

Он – один из менее чем 10 человек, которые говорят в Кыргызстане о своем ВИЧ-статусе открыто.

В Кыргызстане, по данным РЦ «СПИД» на октябрь 2018 года, насчитывается более 8500 ВИЧ-позитивных жителей республики.  Однако открыто о своем статусе в Кыргызстане говорят немногие – за историю его независимости рискнули это сделать, не опасаясь стигмы и дискриминации, менее десяти человек. Один из тех, кто озвучил открыто свой ВИЧ-статус – Евгений Юлдашев.  Со дня, когда он узнал о наличии вируса в крови, до дня, когда решил рассказать об этом перед журналистами и телекамерами во Всемирный день борьбы со СПИДом, прошло более пяти лет. Со дня открытия статуса миру – почти год.

Сейчас Евгений - социальный работник, равный консультант по вопросам, связанным с ВИЧ, кроме того, он консультирует участников метадоновой программы – за его плечами выход из нее за восемь лет и успешная ремиссия. В целом же он употреблял наркотики шестнадцать лет, и двенадцать - находился в местах лишения свободы. Своей историей и опытом полноценного возвращения в социум Евгений Юлдашев поделился с «АиФ-Кыргызстан».

Евгений Юлдашев
Евгений Юлдашев Фото: Фото из личного архива

Вопрос доверия

Без помощи равных консультантов РЦ «СПИД» и объединениям ЛЖВ не обойтись – из-за стигмы и дискриминации в обществе люди, живущие с ВИЧ, могут знать о своем статусе, но не становиться на учет и не обращаться к медработникам. Как следствие – они не получают должного лечения в виде антиретровирусной терапии. Кроме того, равный консультант может развеять и какие-то мифы, и заблуждения об АРТ, которые до сих пор имеют место быть, и оказать психологическую помощь: помочь морально справиться с положительным ВИЧ-статусом и научиться с ним полноценно жить. 

- Я доношу до людей ту информацию, которую они не всегда могут узнать от врачей, благодаря личному опыту. Статистику обращения не веду – бывает, что нужна помощь двум-трем людям в день, а иногда обращаются и тридцать человек, - говорит Евгений.

- Что чаще всего волнует людей, которые обращаются к вам за консультацией?

-  Первый вопрос, который мне задают – «Как дальше жить? Что делать?». Потом спрашивают про наличие сопутствующих заболеваний и то, как с ними жить. Когда человек с положительным статусом

начинает получать антиретровирусную терапию, это и так сложно пережить физиологически, а когда организм начинает под ее влиянием восстанавливаться, выходят на сцену  побочные эффекты и сопутствующие ВИЧ заболевания. А вот клиентов метадоновой программы нередко  интересует, можно ли употреблять метадон в сочетании с другими препаратами.  Говорят, что не бывает бывших наркоманов, есть только наркоманы в ремиссии, в ремиссии нахожусь и я сам. Мы – я не отделяю себя от других людей, употребляющих наркотики, хотя и нахожусь в ремиссии уже годы  – привыкаем находить утешение на конце иглы или в затуманивании мозга, нам кажется, что проще таким образом уйти от проблем.  Хотя  на самом деле мы от них не уходим, а лишь взращиваем новые проблемы - просто мы их не замечаем. И не обращаем внимания на окружающий мир, живя в своем коконе. Это проще, это классно, это легкий выход  - так нам кажется. Но это не выход, а начало дна, куда человек медленно опускается. Когда наступает период последствий, чаще всего уже поздно что-то менять. У человека, находящегося на метадоне в сочетанном употреблении с другими веществами, организм  изношен, силы истощены и он погибает. Если же он решил твердо пить один метадон, то это вреда не оказывает. Употребляя его, люди имеют возможность вернуться в общество, наладить жизнь, восстановить семью, найти работу… Это прекрасно, и хотелось бы, чтобы таких людей в обществе было больше. У нас есть прекрасная возможность сократить заболеваемости ВИЧ,  есть возможность избежать того, чтобы в наркотический омут от неурядиц уходили наши братья и сестры, родные и близкие. Наркотики – это проблема не какой-то социальной группы – среди употребляющих наркотики есть вполне благополучные и состоятельные люди, имеющие хорошее положение в обществе. Но нынешнее общество настолько закрыто, что его мало волнуют проблемы отдельного постороннего человека – каждый находится в рамках своей квартиры и своей семьи. 

- На плечах равных консультантов лежит и другая ноша – поиск людей, которые не привержены антиретровирусной терапии, хотя и знают о своем положительном ВИЧ – статусе. Они опасаются стигмы и дискриминации от родственников или преследования от государства. Доводилось ли вам находить таких «потерявшихся»?

- У нас очень много клиентов, которые боятся раскрыть статус дома, рассказать о нем в семье, встать на учет, но знают, что они ВИЧ-позитивны. Несмотря на законодательство Кыргызстана, информация о ВИЧ-статусе не всегда хранится в тайне, и утекает,  хотя, если человек будет морально готов, то раскроется обществу сам. Своим клиентам я рассказываю о своем пути и статусе, им становится интересно,  как я при этом могу  хорошо выглядеть, улыбаться, иметь постоянную работу, и они понимают, что у них есть выход, меньше боятся… Что касается преследования от государства – я по натуре своей революционер, мне нравится, когда мне кто-то противостоит, и нравится быть в меньшинстве, облагаемом стигмой от общества. Мы находимся среди людей, считающих себя нормальными, а нас - ненормальными. Есть  в обществе прекрасные люди, которые знают о твоем статусе, но тебя не выделяют, и от общения с ними появляется какой-то импульс, прилив сил. А есть те, кто выполняет медицинскую работу или же работают в органах правопорядка – они порой стигматизируют настолько и пытаются загнать тебя туда, откуда ты с большим трудом выбрался, и не дают поднять головы… Но я могу сказать, что вкус жизни я почувствовал в тот день, когда узнал о своем ВИЧ-статусе. Это было в 2011 году, после освобождения из колонии, где в общей сложности я провел двенадцать лет. Так и началась моя борьба за жизнь во всех отношениях!

Любовь к жизни

После того, как Евгений узнал о том, что ВИЧ-положителен, его жизнь изменилась.

-   Мой мир перевернулся, я стал любить вкус каждого дня, который проживаю. И считаю, что ВИЧ-инфекция – это шанс переосмыслить свою прошлую жизнь, и она приходит не просто так, становится уроком, препятствием, через которое человек должен пройти на своем пути. Если бы вы знали, сколько грехов на мне, о которых я жалею! И при встрече с людьми, которых они коснулись, прошу у них прощения – изменить прошлое я не в силах, а изменить свое настоящее и будущее могу. Сейчас я нахожусь в отношениях с женщиной.  Это изумительной души человек, прекрасный собеседник и я

благодарен Богу за то, что мне выпала  честь быть с ней рядом и знать ее. Она ВИЧ-отрицательна. Зарождению наших отношений предшествовал сложный разговор. В тот день я нервничал так, как не нервничал за последние 25 лет своей жизни. Сказать о своем статусе человеку, который мне нравится, было большим испытанием – начать строить отношения, не признавшись, я не мог. Но моя женщина с легкостью и достоинством восприняла мой статус – будучи человеком начитанным, она каким-то женским чутьем, сердцем догадывалась о нем. И мы живем вместе уже более трех лет. Каждые полгода она сдает тест на ВИЧ, и отрицательна до сих пор. Всегда за мной присматривает, заботится обо мне женской, материнской заботой и придает мне сил жить! Она никогда не комплексует, и перед раскрытием своего статуса для общества, перед СМИ, я решил посоветоваться с ней. Она сказала - «Женя, ты взрослый человек, ты знаешь, как я к тебе отношусь, и, что бы ты ни сделал, это будет правильно!».  Я понимал, что это может быть волна негатива, отрицания, но это возможность с кем-то бороться и противостоять оппонентам. Я был спокоен и самодостаточен, но мне в этом отношении повезло – много ситуаций, когда стигма в семье и вокруг губит человека, заставляя его покончить с собой, либо заставляя бежать куда-то, где можно начать с чистого листа.

- Как изменилась ваша жизнь после того, как вы раскрыли статус, за последний год?

- Для тех людей, которым я был дорог, я остался дорог. В начале сентября 2018 года я заключил официальный брак с женщиной моего сердца, и  я очень счастлив. Кроме того, благодаря государственной программе по лечению вирусного гепатита C, я прошел полный курс терапии. И недавно получил заключение своих анализов – результат отрицательный.

Общая проблема

 - Помогло  ли раскрытие  статуса  как-то и вам лично, и сообществу ЛЖВ – то, что людей, готовых  говорить о своем положительном ВИЧ-статусе, стало больше?

-  Я не агитирую людей раскрывать свой статус, я заявляю, что мы - есть. У нас очень непростая обстановка в Кыргызстане и раскрывать свой статус не всегда правильно. Это право выбора самого человека  - если он готов и достаточно информирован для того, чтобы заявить о себе, он раскрывает его, если же нет, то я думаю,  что этого делать не стоит. Кроме того, чтобы раскрыть статус,  человек

должен чувствовать поддержку не только родных и близких, но и полную заинтересованность государства - в лице врачей, госслужащих, работодателей и так далее, - делится Юлдашев. - А для того, чтобы нести достоверную информацию о ВИЧ /СПИД, не обязательно раскрывать свой статус -  достаточно раскрыть глаза людям, заблуждающимся в своем представлении об этом заболевании, дать им достоверную информацию. Большой вклад в противодействие вирусу  вносят  и СМИ,  благодаря вам информация доходит по назначению. На данный момент ВИЧ - это проблема не одного или двух людей, ведь она может войти в любой дом, в любую семью без предупреждения.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых