aif.ru counter
77

В Бишкеке продолжаются споры вокруг введения 10-летнего моратория на охоту

ГАООСЛХ / пресс-служба

В начале года внимание кыргызстанцев привлекли судьбы двух снежных барсов. Одно из животных спустилось к людям в Жумгальском районе Нарынской области. Самка в возрасте 11-12 лет уже не могла самостоятельно охотиться и попыталась напасть на скот. Местные охотоведы отправили хищницу в Бишкек, откуда ее перевели в реабилитационный центр в село Ананьево. История второго зверя сложилась трагичнее. Жители Таласской области нашли в лесу на дереве раненого барсенка. Животное доставили в Бишкек. Ветврачи обнаружили у него более 70 дробинок, застрявших в голове, из них 18 удалось извлечь во время операции. Чудом выжившего годовалого детёныша назвали Жаабарс, однако он практически потерял зрение.

Случай с барсёнком вызвал резонанс в обществе. Экологи и зоозащитники в очередной раз подняли вопрос о введении 10-летнего моратория на отстрел редких видов животных, который в октябре 2019 года депутаты отклонили. Обсудили текущую ситуацию и власти с госорганами.

А воз и ныне там…

Споры вокруг законопроекта о введении моратория на охоту ведутся в Кыргызстане не первый год, однако достичь единого мнения пока не удаётся. Парламентарий и один из авторов инициативы Экмат Байбакпаев предполагает, что именно отстрел способен нанести непоправимый вред окружающей среде.

«С одной стороны, мы создаем международные институты, просим мировые финансовые органы оказать содействие в спасении снежного барса. С другой – разрешаем отстреливать его кормовую базу, которая сегодня без того истощена. Мы хотели приостановить охоту на 5-10 лет и посмотреть, как увеличится численность. Пусть туристы приезжают к нам не с ружьями, а с фотоаппаратами, любуются природой, величием гор, а не отстреливают животных. Человек своими действиями наносит угрозу экосистеме. Мы рискуем потерять не только снежного барса, но и остальные природные богатства, которые у нас есть», – пояснил Байбакпаев.

Нардеп также предложил альтернативный вариант – ввести 5-летний запрет на охотничьи трофеи, а борьбу с браконьерами поручить местным властям и сообществам.

Вице-спикер Жогорку Кенеша Мирлан Бакиров считает, что к введению моратория на отстрел редких животных необходимо подходить комплексно. Он также подчеркнул, что по негласной информации, в распространении моратория на охоту заинтересованы соседние государства, так как доход от каждого туриста составляет от 3 до 5 тысячи долларов США. По сведениям Бакирова, иностранная охота приносит ежегодно от 60 млн сомов, 20% от этой суммы поступает от охотхозяйств в местный бюджет.

«Земли, охраняемые сегодня охотхозяйствами, останутся бесхозными. На содержание егерей потребуются большие средства. Экономически правительство не сможет решить этот вопрос. Построить запрещающий механизм легко, но прежде нужен научный, экономический, хозяйственный подход. Необходимо усилить контроль над браконьерами. Административные штрафы и санкции приносят результат. Охота стала дорогим удовольствием. После нескольких случаев задержания, вопросы поднимаются на общественное обсуждение. Нарушителей фотографирую, фиксируют на видео и выставляют в соцсети. Все эти меры действуют», – заключил вице-спикер.

Впрочем, Экмата Байбакпаева предположения о том, что республиканскому бюджету не под силу выделить средства на защиту животных, откровенно удивили.

«В год на поддержку моратория необходим 41 миллион сомов. Если страна не может найти эту сумму на сохранение окружающей среды, то это вызывает вопросы», – заметил он.

«Случайные» 70 выстрелов

Директор Департамента сохранения биоразнообразия и особо охраняемых природных территорий ГАООСЛХ Алмаз Мусаев отметил, что численность барсов и других диких животных не сокращается, а, наоборот, увеличивается.

«С 2017 года ведомство уменьшило лимит добычи на любительскую охоту. Введены локальные моратории по областям, повышены штрафные санкции. В планах увеличить с 7 до 10% площадь особо охраняемых территорий. За последние 3 года наблюдается увеличение численности барса: в 2017 году насчитывалось 254 голов, в 2019-м учёт показал 330. Такая тенденция наблюдается по копытным животным – горным баранам,  козерогам. Чтобы защищать животных, надо улучшить техническое оснащение, создать условия, специальный уполномоченный орган. Те же егеря сегодня находятся в сложном положении, получают по 5-6 тысяч сомов в месяц», – рассказал он.

Вдобавок Мусаев прокомментировал инциденты с двумя барсами.

«Барс, найденный в Джумгале – пожилая самка. Она прожила в естественной среде 13 лет – это хороший показатель. Животное спустилось к людям, потому что не могло самостоятельно поймать добычу. В Таласе специальной охоты на барса не было. Судя по поведению зверя, его поймали маленьким и держали дома. Он убежал и видимо встретил охотника, который машинально, либо от испуга выстрелил из дробовика. Это оружие предназначено для пернатых, убить барса им невозможно.  Правоохранительные органы изучают вопрос. Мы обязательно дадим оценку произошедшему», – заявил специалист.

Всё под контролем?

В свою очередь парламентарий Аида Исмаилова задалась вопросом о возможной коррупции в ГАООСЛХ.

«В республике есть тенденция, когда государственный орган, возможно, в лице ГАООСЛХ лоббирует отстрел определённых краснокнижных животных: архаров, Марко Поло и прочих. К примеру, в соцсети попала информация о фирмах, которые аффилированы с руководством Госагентства, был обнародован список ОсОО, которые получили квоты как охотпользователи. Возникают вопросы к правоохранительным органам, к Академии наук. Ведут ли они работу по подобным материалам? И почему ведомство, которое является проводником для защиты окружающей среды и животных, уличается в противозаконных делах?» – поинтересовалась она.

Депутат ЖК КР Евгения Строкова видит проблему намного глобальнее.

«Охрану редких животных нельзя рассматривать в отрыве от охраны редких растений. Это всё взаимосвязано. Большая проблема заключатся в продаже земель, которые отдают в частную собственность даже в охраняемых заповедниках. Сегодня невозможно отдохнуть на природе, всё застроено, перекуплено. Если мы не наведём порядок с землёй, у нас не только исчезнет животный и растительный мир, не будет возможности прокормить людей, потому что сейчас все поля застраиваются. Нужно учитывать размеры нашей страны, где города должны расти вверх, а не вширь», – уверена нардеп.

Шутить с природой нельзя

Многие эксперты всё же сходятся во мнении, что запрет на охоту лишь усугубит положение. Независимый аналитик Арстан Кадыров привёл в пример 5-летний мораторий на ловлю рыбы. По его словам, принятые некогда меры полностью уничтожили чебака, чебачка в Иссык-Куле, а также сига и пелядь в Сон-Куле.

«Запрет на охоту грозит стране почти полным истреблением животных. Сотрудники Госэкотехинспекции, рыбного надзора физически не смогут контролировать огромную территорию озер, лесов без сторонней помощи. Здесь нужно соблюдать разумный баланс, привлекать местные сообщества к охране, вводить жесткие ограничения и лимиты на отстрел и улов», – резюмировал Кадыров.

Глава общественного объединения охотников и рыболовов Чуйской области и Бишкека Юрий Котулевский утверждает, что необходимо навести порядок в системе.

«Все забыли, что у нас существуют общественные организации, которые предлагают кыргызстанцам любительскую спортивную охоту. Среди запретов пострадают не иностранцы, они просто полетят в другую страну. Пострадают наши законопослушные граждане, которые работают на государство и хотят проводить свой досуг, воспитывать детей любви к природе, бережному отношению. Можно ввести мораторий на строительство, а с природой шутить нельзя. Проведём эксперимент, природа этого не простит. Про мораторий на Иссык-Куле чиновники забыли, и он погубил рыбу», – разводит руками Котулевский.

В числе прочего он напомнил о проблемах, с которыми ежедневно сталкиваются егеря.

«Егеря – самый незащищённый слой. Они каждый день ходят по лезвию ножа, им угрожают. Никакой защиты нет, потому что даже предоставить доказательную базу сложно. У нас же все «братья». Уполномоченные лица, чиновники начинают звонить, просить за своего товарища. В такой ситуации егерь не знает, как поступить: то ли исполнять свою работу, то ли завтра может пострадать его семья. Мне постоянно жалуются на бесконтрольный выпас скота, разведение тайганов, которые уничтожают молодняк. Кроме того, все земли проданы, якобы строят кошары, а потом появляется дом отдыха. И это не барсы спустились, а люди поднялись. Развитие туризма – это хорошо, но большой фактор здесь приходится на животных», – добавил специалист.

Таким образом, пока чиновники спорят, случай с Жаабарсом на фоне новых событий уходит на второй план. Как сообщают в ГАООСЛХ, животное идет на поправку. Ведомство даже открыло специальный счет, куда желающие могут перечислить деньги на лечение. Ветврачи надеются, что состояние и зрение барса после терапии улучшится. Однако маленькому хищнику ещё предстоит длительное восстановление и вероятно не одна операция.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых