Примерное время чтения: 5 минут
48

Расширяй и властвуй: Евросоюз сможет вмешиваться в политику Кыргызстана?

Новое Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве между Кыргызстаном и Европейским Союзом Бишкек и Брюссель подпишут совсем скоро, но какие обязательства лягут на Бишкек – обществу неизвестно. Текст документа на общественное обсуждение не предоставлен.

Предыдущее Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Кыргызстаном от 1995 года начало действовать в 1999 году. Документ касался, в первую очередь, регламента взаимодействия экономик и взаимной торговли ЕС и Кыргызстана, инвестиций и трудовой деятельности, туризма, культуры, охраны окружающей среды, противостояния отмыванию денег. Уточнялось, что одна из целей Соглашения – «обеспечение устранения различий [экономических и социальных между странами ЕС и КР] при помощи со стороны ЕС в целях развития и перестройки кыргызской экономики».

Был включен в Соглашение и политический диалог – ему посвящалось всего 4 статьи из 95 статей документа. Указывалось, что между сторонами Соглашения должен быть «регулярный политический диалог, который они намерены развивать и активизировать». Документ регламентировал, как именно должен проходить диалог на уровне парламентов, министерств и первых лиц, а также рекомендовал «полное использование возможностей дипломатических каналов между Сторонами, включая соответствующие контакты двустороннего и многостороннего характера, таких, как ООН, СБСЕ и другие» и «любые другие средства, которые будут способствовать укреплению и развитию этого диалога».

К декабрю 2017 года Бишкек и Брюссель решили, что Соглашение не соответствует современным реалиям, и нужен новый документ для углубления двусторонних связей. На создание новой версии Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с пометкой «расширенное» ушли почти 2 года. Летом 2019 года во время визита верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини в Кыргызстан договор парафировали – то есть, стороны закончили его согласование и редактирование, и одобрили его итоговый текст. С кыргызской стороны процедуру выполнил уже экс-глава МИД Чингиз Айдарбеков. Позже документ ушел на проверку соответствия международным обязательствам Кыргызстана и Евросоюза, и должен был быть подписан в 2020 году. Но пришла пандемия коронавируса, а затем и смена власти в Кыргызстане, и о проекте вспомнили нескоро. Отказываться от него новые власти Кыргызстана не намерены – о том, что кыргызская сторона готова подписывать документ, в частности, отмечал осенью 2021 года экс-глава МИД Руслан Казакбаев в разговоре с верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Боррелем. Так же незадолго до увольнения, в середине апреля 2022 года, по данными МИД, Казакбаев проводил переговоры по этому поводу с спецпредставителем Евросоюза по Центральной Азии Тери Хакала.

Полного текста этого документа в широком доступе для кыргызстанцев пока нет – возможно, он появится перед тем, как кыргызский парламент будет ратифицировать новое Соглашение. Однако по обрывочным данным с кыргызской стороны и со стороны представителей ЕС можно составить некоторую картину. Документ на 360 страниц содержит 24 направления партнерства КР-ЕС. Известно, что соглашение расширит торгово-экономические связи, подтянет Кыргызстан к соблюдению норм ВТО и региональных экономических соглашений. Будут сотрудничать стороны, подписавшие документ, и в энергетике, сельском хозяйстве, цифровой экономике.

Но главное – оно углубит сотрудничество ЕС и Кыргызстана в области политики, реформ, внешней политики и вопросов безопасности, юстиции, свобод. Речь идет и об активном участии ЕС в обновлении правовой базы в торговле Кыргызстана, помощи в сохранении свободы слова и верховенства демократии. Прежний документ части этих пунктов не имел, хотя некоторых моментов сотрудничества по этим направлениям косвенно и касался.

На постсоветском пространстве Евросоюз имеет похожие по содержанию соглашения с Украиной, Молдовой и Грузией. Они носят другое название – «Соглашение об ассоциации», но экономическая и политическая суть у них с кыргызским новым соглашением похожа. Это обещание свободного доступа на рынки партнеров по соглашению, сотрудничество в сфере безопасности, политики и экономики плюс в еще ряде сфер. На практике оно вылилось в политическую и экономическую зависимость Киева, Кишинева и Тбилиси и в кризис ряда отраслей экономики – в частности, сельского хозяйства и продовольственной промышленности.  Соседний старый торговый партнер этих стран, Россия, отказалась принимать часть товаров на экспорт – от вин до овощей и фруктов – из-за несоответствия нормам. Ряд товаров, который мог быть доставлен из Европы и выдан, например, за произведенный на украинской или молдавской территории, Россия обложила дополнительными пошлинами. В самих странах при этом постепенная отмена импортных таможенных пошлин на товары из Европы начала выдавливать с рынков этих стран местную промышленную продукцию. А на обещанном рынке ЕС оказались очень строгие квоты на товары для новых партнеров – пошлины убрали, но лишь на количество товаров по квоте. Исчерпывая квоту, украинский или грузинский предприниматель вел поставки уже без льгот. Плюсом при этой ситуации для стран, пожалуй, стал либеральный безвизовый режим в Шенгенской зоне, которым воспользовались тысячи трудовых мигрантов из этих стран, чтобы отправиться на заработки. Хотя «безвизовый» не значит «свободный» - жителям Украины, Молдовы и Грузии, кроме биометрического загранпаспорта, требовался с собой ряд документов, который обычно собирают при получении визы.

Эта же картина может сложиться и в Кыргызстане. Но при этом для Кыргызстана расширенное Соглашение может вызвать и ряд спорных моментов, связанных с членством в ЕАЭС. Во-первых, речь идет о соблюдении норм и регламентов ЕАЭС – для сближения с Евросоюзом Кыргызстану придется переделать многие из них, что идет вразрез с обязательствами стран-участниц ЕАЭС. Во-вторых, непонятно и то, как Кыргызстан в этом случае будет разрешать вопрос с экспортом и импортом ряда европейских товаров, лавируя между обещаниями для ЕС и действующими нормами ЕАЭС. Республика получит шанс стать хабом для «серого реэкспорта» – только уже не из Китая, а из Европы, и выдавать европейские товары за свои на рынке ЕАЭС.  И вполне возможно, что Казахстан и Россия введут ограничительные меры в ответ, а Кыргызстан – начнет испытывать сложности с рядом ключевых внешнеэкономических партнеров. В связи с этим не исключается, что Соглашение КР-ЕС станет одной из ключевых тем для кулуарных обсуждений на полях саммита ЕАЭС в Бишкеке 27 мая.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)