Примерное время чтения: 12 минут
144

Угрозы и риски 2024 года: кто сможет гарантировать стабильность в ЦА

«Угрозы и риски 2024 года: кто сможет гарантировать стабильность в ЦА в условиях геополитической турбулентности»

В 2024 году страны Центральной Азии могут столкнуться с определенными вызовами, угрожающими безопасности и стабильности региона. Среди них – международный терроризм и афганский фактор, водные проблемы, усиливающаяся конфронтация между глобальными центрами силы.  

Такие выводы были озвучены участниками круглого стола: «Угрозы и риски 2024 года: кто сможет гарантировать стабильность в ЦА в условиях геополитической турбулентности», организованного Центром экспертных инициатив «Ой Ордо».

Как отметил секретарь Совбеза КР Марат Иманкулов, в целом, обстановка в регионе характеризуется как стабильная с наличием традиционных вызовов и угроз, которые исходят, прежде всего, из Афганистана.

- Основной риск нашей безопасности представляет перетекание радикальных группировок с Ближнего Востока в Афганистан к границам региона – более 100 тыс. боевиков,  которые в определенное время участвовали в боевых действиях на Ближнем Востоке. И это происходит не случайно, а по замыслу заинтересованных государств, которые финансируют, вооружают, одевают и направляют террористические группировки. Т.е. за  всплеском терроризма и экстремизма в мире, стоят конкретные государства и их спецслужбы, т.к. эскалация обстановки в ЦА выгодна глобальным игрокам в качестве создания дополнительного очага напряженности, - заявил секретарь Совета безопасности.

Он также подчеркнул, что в нынешних условиях наиболее востребованной для обсуждения является тема создания архитектуры коллективной и совместной безопасности.

- Гарантом нашей безопасности от глобальных вызовов и угроз является сам народ Кыргызстана и наши силовые структуры. Но при наличии глобальной угрозы мало усилий одной страны. Для этого и существуют региональные организации, и ключевой из них я считаю ОДКБ, где ключевую роль, как страна с наиболее сильной экономикой и большим военно-техническим потенциалом, играет Россия, - добавил М. Иманкулов. 

Стоит отметить, что в последнее время активность в сфере обеспечения региональной безопасности в ЦА проявляют и другие геополитические игроки. Например, США и их союзники. Однако, основные усилия Вашингтона в том же Кыргызстане направлены скорее на отрыв Бишкека от Москвы и на расширение своего присутствия в военно-технической сфере. В прошлом году американская сторона инициировала переговоры по выработке плана двустороннего сотрудничества с Минобороны КР на 2024 год, а также поставила в республику вооружения и военное имущество на сумму $16,5 млн.

При этом в два с лишним раза большая сумма –  $35,4 млн – была выделена на финансирование различных программ по линии ЮСАИД, главными целями которого было противодействие принятию в Кыргызстане законов, ограничивающих активность иностранных агентов и прозападных СМИ, склонение руководства страны к заключению нового двустороннего соглашения с США  и т.п.  

Как отметил директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо», политолог Игорь Шестаков, свою карту политического влияния в Центральной Азии будет разыгрывать и Анкара.

- Однако анализируя усилия турецкой стороны по продвижению в регионе проекта  «Великий Туран», можно сказать, что данная концепция является  скорее символической, чем реальной. Возможности Турции и перспективы ОТГ на площадке Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» регулярно обсуждаются на протяжении последних двух лет, прежде всего в контексте  обеспечения региональной безопасности. И пока на наших мероприятиях не звучало мнений, что Анкара может выступать ее гарантом или играть существенную роль в повышении обороноспособности стран региона. Тем более, в условиях нынешней экономической ситуации в самой Турции, - рассказал эксперт, подчеркнув, что в данный момент системному подходу ОДКБ  в обеспечении региональной безопасности, а ЕАЭС – в продвижении экономической интеграции, альтернативы нет.

Он также обратил внимание, что в нынешнем году могут возникнуть экономические и политические кризисы, связанные с водными ресурсами, которые будут привлекать внимание внешних держав, с одной стороны  из-за заинтересованности в ресурсах региона, а с другой – с целью выступить в роли международного арбитра. 

- Безусловно, США попытаются выступить в такой роли, но как показывает опыт ряда постсоветских республик, в частности Украины, Грузии, Армения, Молдовы, результатом сближения с представителями коллективного Запада является, как правило, утрата страной суверенитета, системных проблем в  экономики, дестабилизация социально-политической обстановки, - напомнил И. Шестаков.

Эксперт по международным отношениям Байкадам Курамаев в свою очередь подчеркнул, что странам Центральной Азии необходимо определиться с вопросами национальной безопасности, учитывая роль ведущих геополитических игроков.

- Все мы знаем, что в последние годы в тюркоязычных странах СНГ турецкие власти педалировали создание Организации тюркских государств (ОТГ), которая является своего рода попыткой Турции создать подобие Евросоюза. ЕС был создан как союз богатого центра с бедной периферией для расширения рынков сбыта богатого центра. Сегодня Анкара пытается сделать то же самое, включив в свою орбиту страны Закавказья и ЦА. Однако, именно поставки турецкого оружия, так называемая «байрактар-дипломатия», может стать  фактором напряжения в регионе, где сохраняется высокий конфликтный потенциал ввиду нерешенных пограничных споров между ближайшими соседями, - подчеркнул Б. Курамаев.

Он также напомнил, что с Китаем почти у всех стран Центральной Азии заключены договоры о дружбе и добрососедстве. Вместе с тем, участие четырех стран ЦА (исключая Туркменистан) в ШОС, стратегически гарантирует политическую поддержку Китая в случае возникновения конфликтной ситуации.

- Также необходимо отметить, что три страны ЦА – Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан состоят в одном военном объединении ОДКБ, которое может обеспечить безопасность в военном направлении. Туркменистан с момента независимости заявил о своем нейтралитете, а Узбекистан надеется на свои силы, при этом рассматривая перспективы и возможности ОДКБ, - отметил эксперт.

По его словам, сотрудничество с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества, и с Россией в ОДКБ больше всего отвечает интересам стран ЦА по обеспечению безопасности и дает основу стабильности в регионе.

Системный аналитик Бактыбек Саипбаев уверен, что в 2024 году Центральную Азию, как и другие регионы, соседствующие с Россией и Китаем, ждут серьезные события, которые повлекут за собой большие перемены. По его словам, на данный момент главным событием является специальная военная операция на Украине, т.к. от ее исхода будет зависеть реализация тех или иных сценариев в геополитической сфере.

Речь идет о создании очагов нестабильности вокруг России. Например, в Прибалтике наблюдается повышение напряженности, т.к. там ставится вопрос об ограничении свободы действий России, которая, естественно, будет отвечать каким-то образом. Это один очаг. Второй очаг – Калининград, т.к. сообщение с городом может быть заблокировано. Естественно, тогда Россия будет вынуждена пробивать коридор.

Еще один очаг напряженности намечается в районе Молдавии. Правительство Молдавии хочет в ЕС и НАТО, Приднестровье этого не хочет. Растет напряженность на Южном Кавказе – между Арменией и Азербайджаном. В Армении заметно активизировалась Франция и Ватикан. Есть сведения, что в республику поступает оружие. С другой стороны Азербайджан, который действует совместно с Турцией, за которой традиционно стоят спецслужбы Великобритании.

Говоря про Афганистан, он обратил внимание на сложную и интересную ситуацию, возникшую на севере страны на границе с СНГ. Кроме того, что там сосредоточены выходцы из Средней Азии, получившие боевой опыт в Сирии, в северные афганские провинции переброшены пуштуны, придерживающиеся экстремистских взглядов, выросших на идее газавата и джихада.

- Намечается несколько направлений удара. Одно из них – Туркменистан, захват источников углеводородов в районе Прикаспия. Второе направление – через Узбекистан на Фергану: создание исламского халифата. Что касается Таджикистана, то у Рахмона проблема передачи власти. Он никак не может передать ее или сыну, или дочери, а другие кланы утверждают, что он их обманул, и сейчас есть угроза вплоть до физического уничтожения всех представителей рода Э. Рахмона. И все это происходит на фоне того, что афганские таджики тоже носятся с идеей объединения с бывшим советским Таджикистаном и созданием великого Таджикистана. И определённые силы на Западе, конечно же, хотят им в этом помочь, - отметил спикер.

По его словам, если такие сценарии будут хотя бы частично реализованы, это автоматически означает рост напряженности, как в Кыргызстане, так и в Казахстане, т.к. в этих республиках проснутся спящие ячейки.

Мысль о том, что главным событием, определяющим перспективы развития обстановки в мире является СВО на Украине, где четко определился технологический военный перевес Вооруженных Сил России над странами коллективного запада и блоком НАТО, поддержал эксперт по вопросам безопасности Нурлан Досалиев.

- Наблюдаются процессы, при которых США стремятся «выйти из игры», переложив ответственность за войну на плечи непосредственно НАТО, «подставляя» при этом государства Европы. Одновременно с этим, США и их союзники, в первую очередь Великобритания, развязали новую войну на Ближнем Востоке, затем спровоцировали на боевые действия теперь уже йеменских хуситов. Закрытие мирового трафика в зоне Баб-эль-Мандебского пролива имеет целью блокирование интересов в первую очередь Китая, а также Европы и Азии, - отметил спикер.

Таким образом, по его словам, продолжается попытка глобального переформатирования мира со стороны англосаксонской группы, где уже четко прослеживается начало масштабной операции против КНР.

- Украинское поле боя для запада проиграно, начинается новая волна дестабилизации ими в обширном районе: Ближний Восток – Центральная Азия – Средняя Азия – Китай – АТР. Все враждебные действия, направленные западом против Китая, самым непосредственным образом затрагивают Кыргызстан и другие республики. В этой связи надо отметить, что Пакистан, равно как и Индия, стали накачиваться западным вооружением. Кроме того, в северные провинции Афганистана стали прибывать отряды пакистанских талибов, подпитываемые идеями «нести джихад в страны Средней Азии». Огромный потенциал вооружения и техники, оставленный США в Афганистане, а также действия Вашингтона и Лондона по созданию «коалиции международных сил терроризма» на афганской территории, усугубляют опасные тенденции со стороны южных рубежей среднеазиатского региона, - подчеркнул Н. Досалиев.

В предстоящий период прогнозируется всплеск конфликтных ситуаций по водной проблеме в регионе. Данные конфликты также подпитываются со стороны западных структур.

Кроме того, по мнению спикера, необходимо особо отметить новые тренды в миграционной обстановке в среднеазиатском регионе.

- С началом СВО на Украине страны Западной Европы вдруг озаботились вопросом трудовой занятости населения республик Средней Азии. Например, Великобритания последние два года стала набирать сезонных рабочих из стран региона (например, квота в 6 тыс. человек в 2023 году для Кыргызстана увеличена до 8 тыс. чел в 2024 году). При этом британские власти не допускают повторного приезда одних и тех же лиц, стремясь к охвату как можно большего количества граждан КР. Какие цели при этом преследуются? Германия: если в 2022 году квота для граждан КР и других республик составляла всего по 1-1.5 тыс. человек, то теперь в СМИ мелькает цифра более чем в 70 тыс. человек. Только из Узбекистана германская сторона готова принять в 2024 г. 50 тыс. чел. Теперь уже и Израиль планирует вместо уволенных палестинцев привлечь в страну несколько десятков тысяч работников из Узбекистана и других стран региона, - поделился информацией эксперт.  

Можно только порадоваться за международную кооперацию, хотя бы на уровне трудовой миграции. Однако напрашивается далеко невеселая параллель из истории Ливии.

- Тысячи ее граждан, прошедших обучение в ВУЗах и трудовую миграцию в странах Западной Европы, стали ядром антиправительственных выступлений и последующей гражданской войны, которая привела к распаду социальной Ливийской Джамахирии. Просто потому что за несколько лет западноевропейские структуры сумели перевернуть сознание  ливийских граждан в нужном для себя ключе и их же руками уничтожить ливийскую государственность. И этот сценарий был применен на многих государствах разных континентов. Нужен ли этот путь республикам Средней Азии?  В нынешнем современном мире, погружаемом в хаос, вопросы, касающиеся безопасности, надо ставить предельно четко и жестко.

Одновременно с оттоком трудовых мигрантов в западную Европу в наш регион последние несколько лет зарубежными структурами организован процесс прибытия граждан Пакистана, Бангладеш и др. в качестве трудовых мигрантов и на учебу в ВУЗах. В ОАЭ, Саудовской Аравии и других странах Персидского залива трудовые пакистанские мигранты имеют возможность получения более высокого заработка в более теплых климатических условиях. Ни Кыргызстан, ни наши соседи – бывшие республики СССР – не имеют пока экономического потенциала, сравнимого со странами арабского пояса.

Возникает закономерный вопрос: в каких целях зарубежными структурами организован процесс трудовой миграции из региона с нестабильной военно-политической обстановкой на нашу территорию? (Надо указать, что при этом используется несовершенство нашего законодательства, неразбериха во взаимодействии министерств и ведомств, коррупционные проявления в структурах, работающих с миграцией). Например, с начала 2024 года зафиксировано резкое увеличение количества приезжих пакистанцев в Чуйскую область КР (в соцсетях называется цифра в 5-6 тыс.). При этом следует учитывать, что на территории Пакистана, Бангладеш и смежных стран давно культивируются околоисламские учения реакционной направленности.  На территории наших республик образуются новые чужеродные «джамааты» с языком урду и т.д., что является препятствием для их контроля со стороны наших спецслужб и правоохранительных органов.

Таким образом, Кыргызстан, наряду с соседними странами региона Средней Азии, становится лицом к лицу перед опасными вызовами и угрозами. Ни одна из стран региона не обладает соответствующим уровнем технологического, организационного, военно-технического и другими видами развития для противодействия современным масштабным угрозам безопасности.

Уровень ОДКБ  уже давно является недостаточным для обеспечения безопасности государств региона. Давно назрела необходимость коллективного обеспечения охраны государственной границы, создания систем военной и государственной безопасности под эгидой Российской Федерации. В сегодняшнем мире, который погружается в хаос, только Россия обладает всеми признаками цивилизацию образующего государства, - добавил Н. Досалиев.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)