aif.ru counter
21

Инвестиции по-евразийски

Евразийские финансовые институты для энергетики Кыргызстана – относительно новые доноры. Но они по сумме инвестиций уже вошли в тройку самых крупных после Эксимбанка КНР и Азиатского банка развития (АБР). Согласно данным Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования КР, Евразийский банк развития (ЕАБР) финансирует энергетические проекты на сумму 210 млн долларов США. Это Токтогульская ГЭС. Фаза 2 – 100 млн долларов США и ввод второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 – 110 млн долларов США. По информации Госкомитета, на рассмотрении также находится ещё один транш объёмом 45 млн долларов США от ЕАБР на проект по модернизации Учкурганской ГЭС.

О фонде и банке

При изучении первичных документов выясняется, что вышеуказанные средства получены не от ЕАБР, а от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Несмотря на то, что учредители/участники двух организаций – одни и те же страны, кроме того, ЕАБР выступает Управляющим ЕФСР, между банком и фондом присутствуют отличия как в предназначении, так и в условиях кредитования. ЕАБР (банк) был учреждён в 2006 году соглашением между Казахстаном и Россией. В последующем его участниками стали Армения (2009), Таджикистан (2009), Беларусь (2010) и Кыргызстан (2011). ЕФСР (фонд) был создан в 2009 году Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном, Россией и Таджикистаном (предыдущее наименование – Антикризисный фонд ЕврАзЭС). ЕАБР нацелен на проекты реального сектора экономики и для целей развития экономики стран-участниц предоставляет инвестиционные кредиты. В свою очередь, ЕФСР в большей степени предоставляет финансовые кредиты для поддержания бюджета, платёжных балансов. В связи с распределением блоков поддержки соответствующим образом выстроены и условия выдачи кредитов. Именно соблюдение заложенных принципов и даёт максимальный эффект от использования средств евразийских институтов. Но каждая из стран объединения использует их по-разному. Так, Казахстан, Россия и Беларусь привлекают средства двух рассматриваемых организаций строго по их специализации. То есть на инфраструктурные проекты или промышленное производство указанные страны получают средства от ЕАБР, а финансовые кредиты Беларусь получает у ЕФСР. А вот Армения, Кыргызстан и Таджикистан на инвестиционные проекты привлекают средства ЕФСР, а для финансовых целей (рекредитование, микрофинансирование и т.п.) получают средства ЕАБР.

В чём выгоднее?

Но немаловажное условие кредитования – валюта кредита. Так, согласно статьи 10 Устава ЕАБР, «Банк предоставляет кредиты в свободно конвертируемой валюте и национальной валюте государств-участников Банка. Условия предоставления и возврата кредитов являются предметом соглашений с заёмщиками». Положением же о ЕФСР (ст. 10) определено, что средства Фонда предоставляются в долларах и/или евро. Валюта привлечённых средств играет крайне важную роль для заёмщика, так как займы в дорогой валюте (доллары или евро) увеличивают обязательства должника ко времени возврата кредита на сумму курсовой разницы, в виду того, что, как правило, курс дорогой валюты растёт по отношению к национальной валюте. Более того, это особенно актуально для секторов народного хозяйства, продукция которых в основном реализуется на внутреннем рынке в национальной валюте, и корректировать (повышать) цены на курсовую разницу представляется сложным, а для энергетики – вовсе невозможным.

К примеру, средства ЕФСР в 100 млн долларов США на Токтогульскую ГЭС. Фаза 2. Если в 2018-2019 годы по среднему курсу 69 сомов/долл. составляли 6,9 млрд сомов, то по курсу июня 2020 года 73,5 сомов/долл., та же сумма составляет 7,35 млрд сомов. Соответственно, долг энергосектора по данному проекту увеличился примерно на 450 млн сомов только из-за курсовой разницы. Если же считать по курсу 3-9 апреля 2020 года в 85 сомов/долл., который, скорее всего, установится в дальнейшем на основной период выплат по кредиту, то курсовая разница превысит 1,5 млрд сомов, что, конечно, для энергосектора станет дополнительным убытком. Учитывая, что тарифы на электроэнергию не меняются на протяжении 8 лет, то убыток от курсовой разницы станет излишней нагрузкой, на погашение которого у энергосектора нет средств. Аналогичный сценарий будет и по проекту «Ввод второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2» (110 млн. долл. США), и по проекту модернизации Учкурганской ГЭС (45 млн долл. США), находящемуся на рассмотрении, а также по инвестиционному кредиту на реализацию плана мероприятий по обеспечению безопасной эксплуатации Камбаратинской ГЭС-2 (50,7 млн долл. США). Последний значится в материалах ЕФСР проектом, направленным на устранение всех рисков, присутствие которых определяло предыдущий проект с участием ЕФСР неэффективным – «Ввод второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2» (110 млн долл. США). Таким образом, общая ожидаемая сумма кредитов в энергетику Кыргызстана от ЕФСР порядка 300 млн долл. США за 20 лет (условие возврата кредита), получаемая в дорогой валюте, может принести энергосектору до 5 млрд сомов убытков только от курсовой разницы, не учитывая основную сумму, проценты и комиссию за резервирование.

Деятельность же финансовых институтов (банки, фонды и др.), привлекающие финансовые кредиты в валюте для рекредитования, микрофинансирования, менее подвержены риску необеспечения курсовой разницы, так как процентные ставки учитывают возможные колебания и в определённой степени страхуют от соответствующих убытков. Следовательно, наиболее рациональным для заёмщиков будет получение кредитов на инвестиционные (инфраструктурные) проекты от банка в национальной валюте, а от фонда – финансовые кредиты. Это подтверждает первоисходное распределение инструментария между ЕАБР и ЕФСР, обозначенное в их целях и предназначении.

У них и у нас

Данной стратегии придерживаются Казахстан и Россия. Помимо того, что они не получают кредитов от ЕФСР, указанные страны для реализации инфраструктурных проектов привлекают только средства ЕАБР, как правило, в национальной валюте, что исключает возникновение курсовой разницы и соответствующих убытков, ухудшающих финансовое положение стратегических секторов экономики. И наоборот, в сектора народного хозяйства Армения (автодорога, ирригация), Кыргызстан (энергетика, сельское хозяйство, транспорт) и Таджикистан (энергетика) получают кредиты от ЕФСР, а финансовые кредиты – от ЕАБР. Беларусь на стратегические отрасли привлекает средства ЕАБР, от Фонда же получило дважды по 2 млрд долларов США в качестве финансовых кредитов, что свидетельствует о соблюдении изначально заложенных принципов финансирования. При этом, что немаловажно, из средств, рассматриваемых двух Евразийских финансовых институтов, в национальной валюте получают только Казахстан и Россия. Такие же страны, как Армения, Беларусь, Кыргызстан и Таджикистан получают кредиты только в долларах или евро.

Из-за упущений в части использования заложенных принципов кредитования от ЕАБР или от ЕФСР может привести к реальным убыткам для экономик государств-участников, которых можно было избежать. Так, противоположное использование инструментов банка и фонда Кыргызстаном приведёт к убыткам только в энергосекторе порядка 3-5 млрд сомов. Данные убытки от курсовой разницы можно было избежать при соблюдении принципов: получение инвестиционных кредитов в энергетику от ЕАБР в национальной валюте, а в банки («Айыл банк», «Халык банк») и фонд (РКФР) – средства ЕФСР. Республике необходимо внимательно подходить к выбору донора – ЕАБР или ЕФСР, рационально использовать лимиты и формировать инвестпортфели с максимальной эффективностью. Так, возможности по денежным средствам от ЕАБР следует направить на реальный сектор экономики и в национальной валюте, тогда как лимиты ЕФСР – в качестве кредитов в финансовые институты, так как в их деятельности можно снизить риски получения миллиардных убытков от курсовой разницы. Помимо прочего, для Евразийских финансовых институтов примером хорошей практики могут служить такие условия, как у АБР: сроки возврата кредита более 30 лет вместо 20 лет; комиссия за резервирование (неосвоение) средств отсутствует вместо 0,5%; а финансирование инвестпроектов происходит в пропорции 40% гранты и 60% кредиты. Предложенные мероприятия и пересмотр механизмов по совершенствованию условий кредитования Евразийскими финансовыми институтами приведут к снижению рисков, ухудшающих финансовое положение энергосектора.

Учитывая, что Кыргызстан и учредитель ЕФСР, и участник ЕАБР, а также представлен в органах управления структурами, то правительство страны имеет все рычаги по улучшению условий получения инвестиционных кредитов. И в первоочередном порядке правительство должно активизировать свою позицию в задействовании по отношению к Кыргызстану положений статьи 10 Устава ЕАБР по получению кредитов в национальной валюте, и абзац 5 статьи 2 Договора об учреждении ЕФСР в части получения грантов.

Наргиза КАСЫМОВА, аналитик по вопросам энергетики, кандидат экономических наук

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых